Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в Балтийском федеральном государственном университете им. И.Канта, Калининград, 6 июня 2017 года

Уважаемый Антон Андреевич,

Уважаемый Андрей Павлович,

Коллеги,

Друзья,

Искренне рад возможности снова побывать в Балтийском федеральном университете, в летописи которого немало ярких событий и славных имен. Опираясь на богатые традиции, отмечая, как я понимаю, в этом году свое 70-летие, Университет идет в ногу со временем, по праву снискал себе репутацию одного из ведущих центров высшего образования России, где готовят высококвалифицированных специалистов. Ценим ваши усилия по расширению международного сотрудничества, способствующего продвижению гуманитарных связей с зарубежными партнерами, а их количество сегодня превышает сотню. Вы работаете, в конечно итоге, на поддержание дружбы и доверия на международной арене. Мы продолжим оказывать всяческую поддержку вашим инициативам на этом направлении.

Тепло вспоминаю радушный прием, который мне был оказан здесь вместе с министрами иностранных дел Германии и Польши шесть лет назад в мае 2011 г. в ходе встречи в «тройственном» формате. Тогда мы вели речь о том, что трем странам небезразличны будущее нашего общего континента, обеспечение его гармоничного, стабильного, безопасного и поступательного развития, подчеркивали необходимость эффективнее использовать мощный потенциал сотрудничества.

К сожалению, с тех пор ситуация в Европе, да и в мире в целом серьезно деградировала. Видим в этом, к сожалению, закономерный итог нежелания партнеров выстраивать диалог на равноправной основе, настойчивое стремление навязывать всем и повсюду свою волю, ценности, пути развития, попытки затормозить объективный процесс формирования более справедливого и устойчивого полицентричного мироустройства.

Зачастую приходилось слышать утверждения о том, что Москва, якобы нарушает свои международные обязательства и тем самым виновата в нынешней напряженной ситуации в Евроатлантике. В этой связи хотел бы напомнить, что устранение наследия эпохи биполярной конфронтации и «холодной войны» стало возможным, прежде всего, благодаря огромному вкладу России. Нам принадлежит, без преувеличения, решающая роль в объединении Германии. Наша страна выполнила все договоренности по выводу войск и вооружений из государств Восточной Европы, Прибалтики, а впоследствии из Грузии.

Принцип добрососедства – для нас аксиома применительно к Евросоюзу и странам-членам ЕС, с которыми нас связывают не только общие исторические, культурно-цивилизационные корни, но и насыщенные торгово-экономические и культурно-гуманитарные обмены. Неизменно стараемся продвигать позитивную, объединительную, устремленную в будущее общеевропейскую повестку дня, ориентированную на обеспечение мирной динамичной жизни. На наращивание широкого взаимовыгодного сотрудничества были нацелены наши многочисленные инициативы – от отмены такого рудимента, как визы, до совместной с Евросоюзом работы по кризисному регулированию и объединению энергорынков наших государств. Делали максимум возможного, чтобы межгосударственное общение в Евроатлантике развивалось на основе принципов международного права. Еще в 2008 г. выступили с предложением заключить Договор о европейской безопасности, который юридически кодифицировал бы принятые ранее в ОБСЕ на высшем уровне политические обязательства о неделимости безопасности, когда никто не имел бы права укреплять свою безопасность за счет безопасности других.

К сожалению, партнеры не поддержали такой настрой. Предпочли линию на военно-политическое сдерживание России, которая выразилась в жадном и суетливом освоении освободившегося геополитического пространства, в расширении НАТО на восток, несмотря на данные еще советскому руководству недвусмысленные заверения в обратном, а также в программе Евросоюза «Восточное партнерство». Эта программа, как и все упомянутые действия Запада, шли в русле логики ложного выбора – «либо с Западом, либо с Россией», а не в русле торжественных обещаний, приверженности философии «общеевропейского дома».

В свое время в НАТО прямо заявили, что юридические гарантии безопасности могут иметь исключительно члены Североатлантического альянса. Особенно наглядно губительность такой игры с «нулевой суммой» продемонстрировал поддержанный Вашингтоном и Брюсселем вооруженный государственный переворот на Украине, совершенный ультрарадикальными силами, которые по сей день правят бал в этой стране и блокируют любые усилия по выполнению Минских договоренностей об урегулировании внутриукраинского кризиса. Их западные покровители бессильны и не могут призвать радикалов к порядку.

В мае этого года исполнилось двадцать лет с момента подписания Основополагающего акта Россия-НАТО и пятнадцать лет – принятия Римской декларации о новом качестве отношений России-НАТО. Однако зафиксированная в этих документах цель преодолеть остатки конфронтации и соперничества, укрепить взаимное доверие и сотрудничество не достигнута, прежде всего, потому, что НАТО так и осталась институтом «холодной войны», который оказался неспособным адекватно реагировать на вызовы нового тысячелетия. Сегодня в альянсе принимают решения, которые грубо нарушают положения, упомянутого мной Основополагающего акта. Резко возросли масштабы военной деятельности, наращивается военное присутствие и инфраструктура в приграничных с Россией регионах, в том числе на границе с Калининградской областью. Очевидно, что такие действия усугубляют ситуацию, подталкивают новый виток гонки вооружений. То, что в НАТО стыдливо называют «восточным флангом», на деле грозит превратится в «восточный фронт» со всеми вытекающими деструктивными последствиями для Европы.

Отношения с Евросоюзом также переживают очень сложный период. Стремясь отвлечь внимание от своего провала на Украине, когда организаторы государственного переворота наплевали на соглашение, одобренное ГерманиейФранцией и Польшей, Евросоюз стал «валить с больной головы на здоровую» и раскручивать санкционную спираль. Политизируется практическая кооперация, включая энергетику, которая на протяжении многих лет играла цементирующую роль в наших связях. Особо усердствует нынешнее руководство Польши. Трудно найти логику в его решении свернуть взаимовыгодный облегченный режим местного приграничного передвижения с Калининградским регионом. Кощунственны, не могу подобрать другого слова, попытки законодательно обосновать снос  памятников советским воинам-освободителям. А ведь именно подвигу наших солдат государство и народ Польши обязаны своим существованием.

В последнее время Россию обвиняют в том, что она пытается вмешиваться во внутренние дела США, европейских государств, подорвать единство Европы. В этой связи не могу не процитировать И.Канта, имя которого носит ваш Университет, неоднократно высказывавшегося в отношении необходимости думать самостоятельно – «способность суждения есть особый дар, который требует упражнения, но которому научиться нельзя». Очевидно, что вся эта истерия нацелена на то, чтобы вместо критического осмысления происходящего внутри Евросоюза, который переживает системный кризис, переложить на других вину за собственные проблемы и просчеты. Россия искренне заинтересована в том, чтобы Евросоюз был сильным и единым, способным самостоятельно определять внешнеполитические приоритеты без подсказок извне.

Последние высказывания руководителей ряда ведущих стран Евросоюза дают основания полагать, что «процесс пошел». Посмотрим. Но в любом случае, хотелось бы, чтобы партнеры перестали выстраивать диалог с нами по принципу «наименьшего знаменателя», когда позиция всего ЕС формируется на основе подходов немногочисленного, но крайне агрессивного русофобского меньшинства.

В целом убеждены, что неразрешимых проблем в наших отношениях с Западом нет. Всем важно осознать необходимость начать выстраивать диалог без менторства и высокомерия, исключительно на принципах равноправия, взаимного уважения, учета интересов друг друга и поиска балансов этих интересов. Неукоснительно соблюдать международное право, не выборочно, а во всей его полноте, перестать вмешиваться во внутренние дела суверенных государств. Иными словами, вернуться к принципам Устава ООН и Хельсинского Заключительного акта ОБСЕ. В общем, как сказал Президент Российской Федерации В.В.Путин четыре дня назад в Санкт-Петербурге на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ)«востребованы мудрость и ответственность, готовность к совместному поиску нестандартных решений».

Знаем, что в Европе, терпящей многомиллиардные убытки от санкций, немало тех, кто выступает против разрушения наработанного десятилетиями обширного капитала взаимодействия. Мы поддерживаем такой настрой. Разумеется, будем судить не по словам, а по делам. Это в полной мере касается и США, где в попытке переиграть результаты выборов раскручивают антироссийскую вакханалию без единого факта. Жаль. Все это создает искусственную, сюрреалистическую повестку в медийном пространстве, отвлекая от насущных для всех задач – выработки общих подходов к реальным, а не вымышленным угрозам. Наш народ терпелив, мы это знаем. Уверен, что, в конце концов, эта свистопляска выдохнется, и лидеры Запада осознают коренные интересы своих народов и вернутся к нормальным отношениям с Российской Федерацией.

Тем времен мы продолжим решать задачи развития нашей страны и   углублять плодотворное сотрудничество с теми зарубежными партнерами, которые готовы работать с нами равноправно и прагматично без скрытой повестки дня и без оглядки на колебания политической конъюнктуры. А таких в мире – подавляющее большинство. Очередным свидетельством этого стал ПМЭФ-2017, в котором приняли участие 8 тыс. гостей из 62 стран.

Президент России В.В.Путин выдвинул инициативу по формированию Большого Евразийского партнерства, предусматривающего налаживание двусторонней и многосторонней кооперации стран-участниц ЕАЭСШОСАСЕАН, а в перспективе – и других государств Азии и Европы. Мы приветствовали бы подключение государств Евросоюза к этой работе в интересах формирования единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана в пользу чего в свое время не раз высказывались великие и дальновидные лидеры Европы. Укреплению сотрудничества способствовало бы налаживание устойчивых связей между ЕАЭС и Еврокомиссией в Брюсселе. Еще в конце 2015 г. мы передали Еврокомиссии соответствующие предложения. Ждем ответа.

Россия открыта для широкого международного партнерства в интересах эффективного преодоления многочисленных угроз современности, прежде всего терроризма и экстремизма. При этом безопасность наших граждан будет обеспечена в любых условиях. Как отметил Президент России В.В.Путин, выступая на военном параде на Красной площади 9 мая, Вооруженные Силы Российской Федерации способны отразить любую потенциальную агрессию. Продолжим пристально отслеживать и своевременно реагировать на затрагивающие наши интересы шаги, включая размещение новых военных потенциалов НАТО вблизи российских границ, создание американской глобальной ПРО и ее европейского сегмента. В то же время приглашаем НАТО к честному разговору об оценках угроз и военных доктринах, к сопоставлению реальных потенциалов развернутых в Евроатлантике, выработке на этой основе мер по деэскалации и укреплению доверия, обеспечению безопасности на Балтике. Пока альянс от такого разговора уходит и конструктивно не откликается на наши предложения.

Уважаемые друзья,

Усилия руководства региона получают заслуженную оценку. На пленарном заседании ПМЭФ-2017 Президент России В.В.Путин подчеркнул, что Калининградская область – в числе трех российских регионов, которые добились резкого улучшения деловой среды. Со своей стороны намерены держать в фокусе внимания вопросы безопасности, жизнеобеспечения, повышения инвестиционной и туристической привлекательности Калининградской области. Будем и далее поддерживать расширение международных и внешнеэкономических связей, в том числе с европейскими партнерами, в русле единого внешнеполитического курса нашей страны. Все эти вопросы мы предметно обсудили утром в ходе встречи с Губернатором А.А.Алихановым.

Совсем скоро вам предстоит взять на себя ответственность за положение дел в стране, обеспечивать ее динамичное развитие. Надеюсь, что многие из вас будут отстаивать интересы Отечества на государственной службе. Такая работа во все времена пользовалась заслуженным уважением, предоставляла хорошие возможности для самореализации. Ещё двести с лишним лет назад знаменитый писатель-романтик Э.Гофман, который родился и учился здесь, отмечал, что благодаря гражданской службе он «приобрел более широкий взгляд на вещи и во многом избежал эгоизма». Рассчитываю, что сегодняшняя встреча будет для вас полезной.

Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Мой вопрос касается войн. По всему миру идут войны – я  имею в виду информационные войны. Примеры тому Сирия, Крым. На Калининградскую область оказывается сильное информационное давление со стороны стран ЕС. Скажите, пожалуйста, как не поддаваться на подобные информационные провокации? Как противостоять им?

С.В.Лавров: Это целая профессия. Информационными войнами занимаются профессионалы. Развенчивать всякие вымыслы и «фейки» должны также профессионалы. Это требует повседневного честного анализа фактов, постоянного внимания к тому, что говорят те, кто хочет «демонизировать» Российскую Федерацию, очернить нашу политику. Таких примеров множество. Если бы я не работал в своей должности, то игнорировал бы подобную клевету и вакханалию. Это если говорить так, по-человечески. Но профессионально, учитывая, что информационная сфера становится местом ожесточенного противоборства, конечно, надо бороться за «сердца и души» людей —  не только наших граждан, поскольку их тоже, как Вы верно выразились, охватывает эта агрессивная пропаганда, но и граждан других стран, у которых формируется представление о нашей стране.

Дело здесь не в том, чтобы «дать сдачи» или просто кому-то отомстить, «ткнув носом» в ложь. То, о чем идет речь, гораздо шире. Мы хотим сотрудничества и взаимопонимания, хотим дружбы между народами, как бы банально ни звучал этот термин. Без доверия и развенчивания вранья продвигать эти наши конструктивные подходы будет не так легко. Самое лучше и простое средство для того, чтобы добиться правды, – это приглашать всех, кто начинает верить разным вымыслам, в Российскую Федерацию, показывать им, как у нас живут в Крыму, как у нас решаются вопросы, связанные с социальной сферой, какой у нас инвестиционный климат, как реализуются наши проекты с партнерами, в т.ч. на примере проектов в Калининградской области. Особенно активно реализуются в последнее время проекты и по линии приграничного сотрудничества с Польшей и Литвой. Выделяются десятки миллионов евро со стороны наших европейских партнеров и со стороны Российской Федерации на реализацию жизненно значимых проектов для повседневной деятельности региона и жизни граждан. Делается это, как упомянул и.о. Губернатора Калининградской области А.А.Алиханов, благодаря энтузиазму приграничных регионов, благодаря энтузиазму и позиции людей, которые не хотят «играть в политику» по примеру своих правительств, а видят прямые преимущества конкретного практического повседневного общения, поскольку жить приходится вместе. В этом есть важный смысл тех усилий, которые нам нужно предпринимать для того, чтобы мы воспринимались в мире объективно.

Иногда говорят, что надо прилагать усилия, чтобы распространять позитивный имидж России в международном сообществе. Я не хочу, чтобы мы распространяли «позитивный имидж». Я хочу, чтобы мы показывали себя объективно, какие мы есть. Я думаю, в этом будет наша сила.

Вопрос: В настоящее время международное молодежное сотрудничество наиболее актуально в форме т.н. народной дипломатии. Молодежный парламент при Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации предлагает организовать площадку для проведения международных стажировок. В связи с этим предлагается выбрать Калининградскую область пилотным регионом. Готово ли Министерство иностранных дел России поддержать данную инициативу?

С.В.Лавров: Если я правильно понял, то речь идет о молодежном движении по линии парламентов.

Вопрос: Да, молодежная парламентская инициатива.

С.В.Лавров: Конечно, мы готовы это поддержать. Со многими коллегами из стран-партнеров в рамках СНГБРИКС и ШОС действуют специальные структуры для содействия контактам между молодежью. По линии МИД России мы всячески поощряем контакты между советами молодых дипломатов (есть и такие). Парламентское молодежное взаимодействие мы будем только приветствовать. Откровенно говоря, я не слышал об этом мероприятии, но если Вы нам напишите конкретное письмо с пожеланиями о тех формах поддержки, которую мы могли бы оказать, мы все обязательно сделаем.

Вопрос: Как Вы считаете, куда стоит направить внешнеполитический курс Российской Федерации — на Восток или на Запад?

С.В.Лавров: У нас нет выбора, нам надо работать везде, потому что Бог, природа, наши прадеды и предшественники оставили нам в наследство огромную страну, которая занимает львиную долю Евразии. В этом термине сочетается европейское и азиатское начала нашей внешней политики. У нас нет никаких сомнений в необходимости работать многовекторно, как сформулировано в Концепции внешней политики Российской Федерации, чтобы охватывать все векторы своей активностью.

К Востоку и Западу я добавлю Север и Юг. На Севере – в Арктике разворачивается очень интересная панорама международных контактов и практических проектов, связанных с более эффективными и высокотехнологичными методами добычи углеводородов из-за таяния льдов, а также с необходимостью принятия жестких мер по защите окружающей среды. Сейчас в России проходит Год экологии. Соответствующие ведомства и лично Президент России В.В.Путин уделяют Арктике особое внимание в плане ее «уборки», если можно так выразиться.

Безусловно, наши интересы лежат и на Юге, особенно сейчас, когда наши китайские соседи с Востока выдвигают инициативы Экономического пояса «Шелкового пути». Недавно в Пекине прошла международная конференция под названием «Один пояс, один путь», которая предполагает очень активную работу по подготовке транспортных и энергетических маршрутов по южному периметру нашей страны.

Таким образом, нам нельзя замыкаться «налево» или «направо». Мы должны быть активными везде, везде защищать наши границы и безопасность, но держать эти границы открытыми для сотрудничества со всеми, кто к этому готов на равноправной основе, на основе взаимоуважения и взаимных интересов.

Я понимаю, чем вызван Ваш вопрос. Сейчас много аналитических материалов и разговоров о том, что Россия в условиях своих нынешних отношений с Западом, с ЕС решила развернуться на Восток. Мы не имеем права ни от кого отворачиваться – ни от Европы, ни от Азии, потому что так мы только потеряем свой интерес и сделаем себе хуже. То, что ЕС искусственно ограничивает наше экономическое и политическое сотрудничество,  — «медицинский факт», который мы не можем не учитывать. Но как только эти болезненные для Европы времена пройдут, как только они излечатся от этой санкционной болезни, мы будем готовы восстанавливать связи ровно в том объеме и с такой скоростью, на которую будут готовы наши европейские партнеры.

Азиатско-тихоокеанский регион (АТР), независимо ни от каких санкций, ни от каких наших дрязг с ЕС является стратегической целью, регионом – «локомотивом» мировой экономики, где формируются новые технологические альянсы. Многие годы мы являемся членами соответствующих структур, работающих в этом регионе — Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), механизма Восточноазиатских саммитов (ВАС), мы взаимодействуем с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Там очень много форматов, в которых мы давно и активно работаем. Задача наверстать отсутствие внимания к АТР, которое имело место не так давно,  является актуальной, независимо ни от чего. Президент России В.В.Путин поставил ее еще задолго до охлаждения отношений с ЕС. Работать надо везде. Это наша страна, и она имеет колоссальные геополитические преимущества, которые нужно задействовать по полной программе.

Вопрос: Не так давно газета «Вашингтон Пост» назвала европейское турне Президента США Д.Трампа провальным. Канцлер ФРГ А.Меркель заявила, что Европа во внешней политике должна теперь опираться только на себя. Смогут ли, по Вашему мнению, европейские лидеры в будущем выстраивать свою внешнюю политику без оглядки на Администрацию США?

С.В.Лавров: Что касается оценки успешности или неуспешности европейского турне Президента США, то решать американскому народу. Он их Президент, он отстаивал интересы своего народа, пусть они и выставляют оценки. Сомневаюсь, что кто-либо другой, включая европейцев, должны оценивать это «со своей колокольни», принимая решение за американских избирателей.

Да, я слышал, что А.Меркель сказала, что после «Брекзита» и европейской поездки Д.Трампа Европе нужно полагаться на саму себя. Мы всегда выступали за то, чтобы в мире было больше самостоятельных «игроков». Если это по З.Фрейду является признанием того, что до сих пор Европа была несамостоятельной, то я приветствую такое прозрение и выступаю за то, чтобы оно обретало свой голос в международных делах.

Вопрос: Удастся ли Вам посетить какой-нибудь матч в ходе Кубка конфедераций? За какую футбольную команду Вы болеете?

С.В.Лавров: Вы серьезно спрашиваете, за кого я буду болеть на Кубке конфедераций?

Вопрос: Я имею в виду, за кого из российских футбольных команд Вы болеете?

С.В.Лавров: Если Вы отсюда увидите… (показывает логотип ф/к «Спартак» на мобильном телефоне).

Вопрос: Хорошо известно, что Сергей Викторович – болельщик «Спартака».

С.В.Лавров: И стараюсь сам играть. Антон Андреевич тоже спортсмен, я и сам бывал в таких ситуациях и не один раз, получая спортивные травмы. Это сопряжено с хобби.

Вопрос: Какую роль в Вашей работе играет творчество? Министр иностранных дел России – это, прежде всего, искусный исполнитель уже сформированной политики или же Вы свободны в определенных вопросах и по определенным темам сами создаете и творите политику?

С.В.Лавров: По нашей Конституции внешнюю политику определяет Президент Российской Федерации. Разумеется, Президент не работает в вакууме, а получает колоссальный объем информации из МИД, от разведки, специальных служб, экономического блока Правительства, из академической среды, от своих помощников, которых у него несколько человек, работающих по разным направлениям. В этой информации, как правило, содержатся какие-то предложения. Важно не просто доложить о происходящем, но и о том, как реагировать. Порой нужно даже не столько доложить о происходящем и предложить реакцию, сколько проанализировать ситуацию в том или ином регионе, на определенном участке внешней политики с точки зрения прогноза – что может произойти и предложить какие-то упреждающие шаги. Все эти информационные и аналитические материалы, предложения (а бывают и многовариантные предложения) ложатся на стол Президенту, и на основе анализа всего этого массива информации он принимает решение. Разумеется, эти решения не расписывают до последней запятой, каждую фразу, которую дипломаты должны произносить на переговорах своим партнерам. Задается вектор, ставится цель, а дальше наступает время креативности, изобретательности. Для этого дипломаты должны иметь очень хорошее образование, широкую эрудицию, знание истории своей страны и других государств.

В общих чертах это происходит примерно так.

Вопрос: В свете недавнего вступления Черногории в НАТО изменится ли геополитическая ситуация в Европе? Если да, то каким образом поменяются наши отношения с Черногорией?

С.В.Лавров: Нам уже приходилось высказываться на эту тему в предыдущие дни, накануне принятия формального решения о вступлении Черногории в НАТО. Вопрос был предрешен.

С точки зрения общеевропейской безопасности расширение НАТО на Восток или в любом другом направлении не добавляет позитива. В конце 90-х гг. лидеры государств Европы, США, Канады торжественно провозгласили принцип неделимости безопасности, заявив, что безопасность может быть только общая, только равная и только неделимая, чтобы никто не предпринимал шагов, которые будут ущемлять безопасность других. Это записано на бумаге, в документах саммитов ОБСЕ и в документах встреч Совета Россия–НАТО на высшем уровне. Это предполагает не сохранение военно-политических блоков, а выработку общей правовой базы, которая уравнивала бы всех, кто находится на Евроатлантическом пространстве.

Прием Черногории в НАТО, как и «волны» расширения Альянса, состоявшиеся до этого за последние 15 лет, показывают, что НАТО не хочет общей равной безопасности. Действительно, когда мы предложили заключить договор о европейской безопасности, который закреплял бы в юридической форме гарантии неделимости этой безопасности, они ответили отказом, сказав, что юридические гарантии готовы предоставить только тем, кто вступит в НАТО. Тем самым создавалось искушение у стран, в том числе Центральной и Восточной Европы. Потом уже стали замахиваться на постсоветское пространство. В 2008 г. на саммите НАТО в Бухаресте заявили, что Грузия и Украина будут в Альянсе, в том же году М.Саакашвили, видимо, воспринял все это как поощрение к действию и безнаказанности и стал нападать на свой народ. Южная Осетия была частью Грузии, у них был конфликт, но он регулировался договоренностями по линии ОБСЕ, там были миротворцы. М.Саакашвили «снесло голову» от того, что ему сказали, что он будет в НАТО. Три года назад украинские радикалы тоже решили, что им все дозволено, и организовали государственный переворот. Чем заканчиваются такие бездумные обещания, мы видели.

НАТО давно смотрит на Балканы и хочет вобрать все Балканы в свою структуру. Что касается общеевропейской безопасности, расширения НАТО, включая прием Черногории, то они сохраняют разделительные линии, а не стирают их, как обещали делать. С точки зрения безопасности самого Североатлантического альянса прием Черногории ничего не добавляет, кроме, наверное, того, что теперь и Черногорию нужно защищать, а на самом деле будут просто размещать там дополнительные элементы военной инфраструктуры. Там хорошие бухты – есть, чем поживиться. Повысится ли безопасность Черногории – сомневаюсь. На эту страну никто никогда не собирался и не собирается нападать. В свое время, когда распадалась бывшая Югославия и сохранился только Союз Сербии и Черногории, этот Союз «слепил» Брюссель, заключив документ между Белградом и Подгорицей о том, что на три года они остаются единым союзным государством, а по истечении этого срока каждое из них будет иметь право провести референдум о том, как жить дальше – вместе или порознь. Когда эти три года истекли, Высокий представитель ЕС по международным делам и политике безопасности Х.Солана вдруг всполошился, начав обращаться к нам с просьбой убедить черногорцев не проводить референдум о независимости. Мы спросили, причем здесь Россия. Нам ответили, что они нас слушают, у нас общая история, они помнят, как мы освобождали их от многих войн, турецкого ига, во время Второй мировой войны. Тогда я спросил у него, почему они, подписав этот документ и уговорив взять паузу на три года, пытаются переиграть их собственные правила. Ответа нет. Я спросил, почему они ничего не делали на протяжении этих трех лет. У них была надежда, что за этот срок они откроют путь вступления в ЕС для Сербии и Черногории, но ничего не было сделано. И вот они просить нас убедить черногорцев не идти по пути независимости. Мы отказались, сказав, что это их право. Черногорцы тогда очень благодарили нас, а нынешние руководители оказались не то что неблагодарными, а попали в очень плохую ситуацию. В свое время, достаточно давно, у них были нелады с законом, к ним предъявлялись претензии в том числе уголовного характера со стороны ряда европейских государств. Думаю, что это сыграло, может, не решающую, но свою роль в том, что черногорцы поддались уговорам вступить в НАТО, как сыграло свою роль и то, что они хотят дистанцироваться от Российской Федерации. Почему, мне не известно. Это действительно шаг, который не добавляет безопасности ни всему Евроатлантическому сообществу, ни НАТО, ни Черногории. То, что они решили оправдывать свое движение в НАТО некими кознями со стороны Москвы, вмешательством в их выборы, засылкой каких-то шпионов, разведчиков, вербовкой соответствующих политических деятелей, нечистоплотно. Русофобская кампания, развязанная на фоне движения в НАТО показывает, что Черногория не заботится о каких-то общеевропейских принципах, а хочет «подороже продать» свои антироссийские высказывания. Бог им судья, но мы не можем не обращать на это внимания.

Я слышал, что где-то на 20% меньше россиян стали ездить в Черногорию. Мы просто предупреждаем их, что русофобия зашкаливает. То, что во многих европейских странах бывает такое, что наших сограждан отлавливают и увозят куда-то за океан, это тоже факт, который нужно учитывать.

Повторю, Черногория сейчас небезопасна с этой точки зрения, хотя я очень люблю эту страну, она великолепна по своей природе, там замечательные люди, но нынешние руководители пытаются изменить эти наши отношения.

Вопрос: Сегодня в мире много дублирующих молодежных организаций. Каково отношение к ним и как их решения влияют на решения, принимаемые «взрослыми» ведомствами?

С.В.Лавров: Отношение самое позитивное. Я уже отвечал на похожий вопрос. Очень важно, чтобы молодые люди общались, узнавали друг друга. При МИД России есть агентство «Россотрудничество», по линии которого мы регулярно организуем молодежные туры в Россию, увеличиваем количество мест для участия в таких турах. То же самое по линии парламентов.

Считаем, что молодежь всегда должна пользоваться повышенным вниманием, потому что это наше будущее. Насколько рекомендации, принимаемые парламентскими структурами воплощаются в жизнь, я, честно говоря, не знаю, потому что если это парламентские структуры, то они советуют «взрослым» парламентам. В МИД есть Совет молодых дипломатов. Они регулярно что-то придумывают, «кладут идеи на стол», которые мы изучаем. Целый ряд из них берем в дело. Я с ними регулярно общаюсь. Плюс мы организуем целую серию конкурсов для молодых дипломатов на лучшую работу по различным внешнеполитическим темам, что тоже стимулирует мыслительный процесс и помогает молодым быстрее освоиться и входить в работу на взрослом уровне.

Вопрос: На сегодняшний день Вы наиболее известный выпускник МГИМО, автор гимна Университета. Вы много лет наблюдаете за студенчеством. Каковы Ваши впечатления от эволюции молодежи за последний большой отрезок времени в нашей новой России?

С.В.Лавров: Мне нравится молодежь. Я сейчас смотрю на красивые, заинтересованные лица, идет живое восприятие разговора.

Каждый год 1 сентября я езжу в МГИМО. Раньше читал там длинные лекции, а сейчас ограничиваюсь приветствием страницы на полторы, а потом отвечаю на вопросы в интерактивном режиме. Очень интересные люди, со своим мышлением, самостоятельные, уже отражающие реалии нового современного технологического уклада, который надо и взрослым людям осваивать, о чем говорил Президент России В.В.Путин на Петербургском международном экономическом форуме. Мне нравится молодежь, хочу всячески ее поддерживать в том, чтобы ей было комфортно, удобно, результативно и перспективно входить в постстуденческое будущее.

Вопрос: Я Вас считаю лучшим политическим деятелем на всей международной арене. Исходя из этого, интересно услышать Ваше мнение по Нагорно-Карабахскому урегулированию. Какие пути решения этого вопроса Вы видите?

С.В.Лавров: Только договариваться — другого пути нет. Есть договоренности за длительный период переговорного процесса, который принимал различные формы. Много раз мы были близки к развязке (даже на расстоянии вытянутой руки), потом срабатывал какой-то инстинкт недоверия то с одной, то с другой стороны. Но работу надо продолжать. Понятно, что есть некий набор принципов, который всеми в целом одобрен, но дело в деталях. При наличии согласия сторон в отношении того, какой должна быть развязка, на разных этапах движения, необходимо заранее согласовать целый ряд очень сложных деталей, которые затрагивают деликатные для каждой стороны вопросы, в том числе внутриполитические. Мы не прекращаем стараться. Россия, как Вам известно, вместе с США и Францией является сопредседателем Минской группы ОБСЕ. В составе этой «тройки» и вместе со специальным представителем ОБСЕ мы регулярно встречаемся со сторонами. Эксперты «тройки» регулярно ездят в Баку, Ереван и Степанакерт.

Сейчас у нас будет «пересменка», потому что новые президенты США и Франции должны еще назначить своих новых представителей. Будем в рамках этой «тройки» думать, как преодолеть мелкие по внешнему виду, но очень серьезные детали, которые пока еще не согласованы.

Вопрос: Географическое положение Калининградской области уникально. Нас окружают прекрасные страны. Считаю, что у каждого калининградца есть друг поляк, литовец или немец. Мы все общаемся и поддерживаем международные отношения. В следующем году у нас будет проходить Чемпионат мира по футболу. Меня интересует какую политику Вы планируете проводить для того, чтобы наладить отношения со странами, которые нас окружают, и представители которых к нам приедут. Как Вы планируете привлечь туристов?

В данный момент город пытаются привести в порядок, наконец-то сняли отвратительную рекламу, растяжки с заборов, за которыми не было видно ни людей, ни машин. В Зеленоградске на центральной улице начали перекладывать плитку, а перекладывают так, что везде такие трещины и дыры, что невозможно ходить. До Чемпионата мира осталось очень мало времени. Надеюсь, что все-таки кроме рекламы в Калининграде и  пешеходных дорожек Зеленоградска в центре города сделают еще что-нибудь и качественно.

С.В.Лавров (отвечает после А.А.Алиханова): Я не сомневаюсь, что и.о. Губернатора Калининградской области А.А.Алиханов с его энергией, сделает все для того, чтобы результаты уже начали проявляться, решит все вопросы, которые касаются облика города, области и того, чтобы сделать область максимально привлекательной для туристов в дополнение к тем красотам, достопримечательностям, которые и так влекут сюда многих иностранцев.

Что касается Вашего вопроса о том, как сделать так, чтобы сюда ездило больше людей. Мы стараемся. И.о. Губернатора Калининградской области А.А.Алиханов упомянул о том, что в рамках режима особой экономической зоны сейчас уже подготовлен проект решения, который позволит достаточно оперативно, в облегченном режиме получать электронные визы. Сейчас все будет упираться в то, перечень каких стран будет одобрен. Мы постараемся, я это обещал и говорю это публично, сделать так, чтобы он был максимально широким и обеспечивал максимальную комфортность для тех граждан стран-соседей, стран дальнего зарубежья, которые хотят здесь бывать и дружить с вами. У Вас же есть друзья в Литве, Польше и Германии?

Говоря о том, как облегчать общение, наверное, мы не можем забывать, что это «улица с двусторонним движением». Когда Литва строит забор, когда Польша отменила малое приграничное передвижение (непонятно почему), это создает реальные проблемы для ваших друзей. Когда вы общаетесь с друзьями, напоминайте им об этом. Пусть они поднимут какое-нибудь движение за то, чтобы искусственные физические или визовые барьеры не мешали бы вашей дружбе.

Вопрос: Роль социальных сетей в нашем современном медиапространстве трудно переоценить. Для многих граждан нашей страны, тем более для молодежи, социальные сети стали главным поставщиком информации. Хотела бы узнать, следите ли Вы за информацией о себе в сети Интернет? Какова Ваша реакция?

С.В.Лавров: Специально искать информацию о себе нет времени и, если честно, не интересно. Официальный представитель МИД России М.В.Захарова, которая не смогла сюда приехать в этот раз, периодически меня знакомит с тем, что пишут о МИД России, обо мне. Бывает забавно.

Вопрос: Как Вы считаете, в каких странах в ближайшее время будет расти интерес к изучению русского языка? На кого нам делать ставку?

С.В.Лавров: Сейчас Вам статистику не приведу, но она есть. Рост интереса к русскому языку наблюдается в очень многих уголках мира. Сегодня мы провели переговоры с Министром иностранных и европейских дел Словацкой Республики М.Лайчаком и говорили о том, о чем Вы сейчас спрашиваете. Там растет интерес к изучению русского языка. Такую же констатацию могу сделать по итогам большинства моих встреч с моими коллегами из самых разных регионов, включая Африку, Латинскую Америку, Европу и Азию. Если у нас есть какой-нибудь общий статический материал, мы обязательно Вам его пришлем. Делайте ставку на интернационализм!

Вопрос: Какие шаги Балтийский федеральный университет им. И.Канта может сделать для развития приграничного сотрудничества между Россией, Литвой, Польшей и Германией?

С.В.Лавров: Я уверен, что у вас есть партнеры в университетской среде других стран. Если Вы спрашиваете о моем отношении к молодежи, то я ей доверяю. Проводите спортивные фестивали по очереди друг у друга, какие-нибудь конкурсы, например, конкурс немецкого языка в Калининграде на лучшее знание немецкого языка и  русского языка в Германии. Здесь поле для фантазии безгранично.

Вопрос: На внешнюю трудовую миграцию значительное влияние оказывает внешняя политика. У нас у всех в памяти конфликты и осложнения взаимоотношений с Турцией и ответные меры со стороны России в части ограничения трудовой миграции из этой страны. Может ли сказаться потепление взаимоотношений и сближение позиций с Молдавией, Сербией и с Китаем в интенсификации трудовой миграции из этих стран?

Насколько сейчас европейские партнеры тяготеют к созданию общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока и делают ли какие-нибудь шаги в этом направлении?

С.В.Лавров: Насчет внешней миграции. То, насколько комфортно чувствуют себя трудовые мигранты в той или иной стране, зависит от очень большого количества факторов. Наверное, самый важный из них – это общее состояние отношений между двумя странами. Если отношения хорошие и дружеские, руководство обеих стран культивирует дружеские связи между двумя народами, то мигранты, как правило, ощущают себя очень комфортно и уютно. Если же в одной из стран руководство в угоду каким-то своим конъюнктурным соображениям или еще чьим-то третьим решает проводить антироссийскую политику, то я не думаю, что в той стране, где трудятся мигранты из первой страны, им будет легче жить и трудиться. Потому что когда «накачивается» какая-то конфронтация в отношении какого-то государства, то, естественно, граждане этого государства, если они нормальные люди, начинают с настороженностью относиться к тому, что стоит за такой конфронтацией. Я понимаю, что сами простые люди не виноваты в том, чем порой приходится заниматься политикам, которых они тем или иным способом привели к власти. Но это объективный фактор, это  человеческая натура. Все равно психологически будет создаваться какой-то не самый благоприятный фон для  наших околомиграционных отношений. Мы против того, чтобы использовать трудовую миграцию как рычаг для достижения каких-то геополитических целей, как  мы, собственно, против и того, чтобы любые сферы в  отношениях использовались в этих целях. Здесь нужно смотреть следующим образом. Например, у нас огромное количество украинских мигрантов, оцениваемое в 2-3 млн. чел. Думаю, что так оно и есть, а может и больше. Когда сейчас на Украине нас всерьез обвиняют во всех смертных грехах, оправдывают путчистов, которые свергли пусть непопулярного, но законного президента вопреки соглашению,  только накануне подписанному при поддержке Франции, Германии и Польши, которые потом просто «набрали в рот воды» и стали  оправдывать то, что произошло, когда льется поток грязи, а наших артистов, деятелей культуры, искусства объявляют персонами нон грата, когда у российских инвесторов отнимают бизнес, когда, наконец, всерьез говорят о введении визового режима, как вы думаете, мы должны это просто сглатывать и не отвечать взаимностью? Мы не ведем никаких черных антиукраинских списков за исключением единичных случаев. Но если будет визовый режим, конечно, мы ответим визовым режимом. Эти люди должны не просто безмолвствовать, а сказать своему правительству, что они тоже граждане Украины, что у них тоже есть свои законные интересы. Это огромная часть населения, несколько миллионов человек. Пусть требуют какой-то вменяемой политики.

Сейчас Правительство Молдавии вдруг выдворило пятерых сотрудников нашего Посольства — в основном тех, кто работает в нашем атташате, а это люди, которые обеспечивают функционирование Объединенной контрольной комиссиикоторая состоит из представителей Молдавии, Приднестровья и России. Они регулярно обсуждают и решают вопросы, связанные с обеспечением безопасности на линии соприкосновения Приднестровья с остальной Молдавией. Взяли и выгнали. Эта комиссия не сможет работать. Постоянно запрещают полеты в воздушном пространстве Приднестровья, требуют соблюдать какие-то условия. Мы ответили – тоже попросили пятерых дипломатов Молдовы покинуть территорию России. Но не скрою, у многих наших коллег было искушение ввести меры наказания, включая ограничения на работу трудовых мигрантов из Молдавии, что было бы очень прискорбно. Президент России В.В.Путин принял решение на данном этапе этого не делать, он общался с Президентом Молдавии И.Додоном в Санкт-Петербурге, и они достигли такой договорённости. Но поймите, что бесконечно терпеть попытки унижения кого-то этому «кому-то» очень трудно.  У нас народ, как я уже говорил, терпеливый, сердобольный, и все эти качества остаются в силе, но он же и гордый,  готовый за себя постоять, когда искусственно пытаются вызвать раздраженную реакцию. Мы же знаем, что это не Кишинев придумал, у него нет никакой свободы маневра. Мы прекрасно понимаем, кто хочет нас поссорить с нашими соседями. В каких-то случаях, как с Украиной, это удалось. Значительную часть страны настроили в антироссийском ключе.

Трудовые мигранты — это один из цементирующих факторов. Здесь живут люди, видят, как развивается Россия, какие граждане в России. В большинстве своем у народа с ними очень хорошие отношения. Те, кто хочет спровоцировать какие-то решения, осложняющие трудовым мигрантам жизнь, являются провокаторами. Они делают это с негодными целями опять поссорить нас с братскими народами.

То, что касается Вашего второго вопроса. О единой Европе «от Атлантики до Урала» первым сказал Ш.де Голль. Правда, на Урале Россия не заканчивается, поэтому сейчас говорят «от Атлантики до Владивостока». Я бы вообще не видел проблем, если бы мы начали обсуждать общее экономическое пространство Северного полушария — США и Канада ведь участвуют в ОБСЕ. Так что уже есть какие-то форматы, позволяющие обсуждать общие интересы. Тем более, что у ОБСЕ есть и общая «корзина», где рассматриваются конкретные вопросы экономического сотрудничества. А проект «от Атлантики до Владивостока» уже многие годы в лучшие времена звучал в нашем диалоге с Евросоюзом. Мы даже предлагали начать консультации, которые позволили бы посмотреть, как сопрягать степень интеграции, достигнутую в ЕС, и то, что удалось достичь на данном этапе в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Полтора года назад комиссия ЕАЭС предложила Еврокомиссии начать технические консультации, но ответа не было. В последнее время мы получаем сигналы, что вроде бы в Германии  стали задумываться над тем, чтобы провести хотя бы технические, ни к чему не обязывающие контакты. Мы к этому готовы.

Я упоминал китайскую инициативу «Один пояс, один путь». Этот  проект тоже не ограничивается Азией. Инициатива предусматривает достаточно масштабные транспортные экономические маршруты в Европу. Мысли все равно работают в одном и том же направлении — нужно объединять потенциал, сравнительные преимущества всех наших стран. Евразийский проект я считаю очень перспективным.

Вопрос: Как Вы оцениваете отношения России и Узбекистана после избрания нового президента?

С.В.Лавров: У нас традиционно очень теплые отношения с Узбекистаном, которые уже многие годы являются союзническими. У нас есть соответствующий Договор о союзном взаимодействии, который охватывает все сферы — политику, экономику, военное и техническое сотрудничество. После выборов нового Президента Узбекистана наши отношения продолжают развиваться. Ш.М.Мирзиёев посетил Россию с официальным визитом в апреле этого года, в ходе которого договорились о  целом ряде новых направлений, в том числе почувствовали возросший интерес Узбекистана к участию в многосторонних проектах в рамках СНГ в дополнение к очень добрым, стратегическим, союзническим, двусторонним отношениям. Мы можем и будем активно использовать совместное участие наших стран в многосторонних структурах на нашем общем пространстве.

Вопрос: Какой главный урок Вы вынесли за тринадцатилетний срок работы Министром иностранных дел?

С.В.Лавров: Этот вопрос — на десять томов мемуаров. Вообще дипломатия очень интересная работа. Я, кстати, готов отстаивать точку зрения о том, что неправильно считать известную профессию древнейшей. Древнейшей профессией была дипломатия, поскольку сначала нужно договориться. Дипломатия — это искусство договариваться, что не всегда получается, как собственно и в жизни. Но когда многочасовые, недельные, месячные переговоры приводят к результатам, как это было в феврале 2015 г. в Минске, когда хоть и с нашим участием, президенты, целиком решая между собой вопросы, после 17 часов работы вышли на Минские договоренности, вы не представляете, какое это было ощущение результата. Потом это было одобрено СБ ООН, это тоже было очень важно. Сейчас, конечно, наступает разочарование, что все это уперлось в тупик, и  наши украинские соседи не хотят, не могут и не будут все это выполнять. Надеемся, что новое руководство стран, которые помогают искать пути полного выполнения Минских договоренностей, сейчас определятся со своими подходами и будут воздействовать на Киев более эффективно, нежели это делали до сих пор.

В принципе мы получаем информацию о том, что европейцы в закрытых контактах с украинским руководством говорят достаточно откровенно и нелицеприятно и выдвигают требования, чтобы все-таки начали предприниматься шаги по выполнению этих Минских договоренностей, равно как и шаги по выполнению минских обязательств, которые украинское правительство взяло на себя по борьбе с коррупцией, реализации экономических реформ и т.д. Но при всей этой жесткости приватных разговоров, соответствующей тональности, требования в публичной сфере не озвучивается, потому что этих людей взяли под свое крыло, оправдали тот метод, которым они пришли к власти. Печально, когда результат дипломатических договоренностей упирается в неспособность или нежелание их выполнять.

Так же было, когда мы весь прошлый год с Госсекретарем США Дж.Керри с участием наших военных вели переговоры о том, как более эффективно бороться с террористами в Сирии. Наконец, слепили пакет, который был в целом одобрен Президентом России В.В.Путиным и Президентом США Б.Обамой в начале сентября, когда они в Китае встречались «на полях» «двадцатки». Через три дня мы окончательно зафиксировали с Дж.Керри все без исключения формулировки, и этими формулировками США обязались определить на карте, где находятся те вооруженные группировки оппозиции, которые не входят в террористические структуры и с которыми США сотрудничают. Сделать это планировалось одновременно, чтобы эти обозначения на карте были бы сигналом к тому, что  эти территории мы трогать не будем, а на остальных территориях будем по ним работать скоординированно. Иными словами, это то самое размежевание террористов от нормальной оппозиции, о котором мы говорили много раз. Договорились, все записали, они взяли на себя обязательство по этому документу, хотя выполнить его не смогли. Вся эта конструкция развалилась. Хотя если бы американцы все-таки выполнили свое обещание, сейчас в Сирии была бы другая ситуация. Та договоренность предполагала очень серьезные вещи, которые по сути дела обеспечивали координацию ударов ВКС и возглавляемой американцами коалиции. С другой стороны, когда достигаются договоренности, которые выполняются, это добавляет позитивных ощущений. Такое тоже случается.

Вопрос: Отвечая на санкции и вводя запрет на товары, мы лишаем наших производителей фактора конкуренции с иностранными товарами. Надежда на то, что качество будет повышаться, а цена понижаться пропадает. Не кажется ли Вам, что эти меры ударили по нам больше, чем сама акция?

С.В.Лавров: Мне так не кажется, если измерять объемы финансовых потерь. Австрийцы посчитали, что потери Евросоюза колоссальные, чуть ли не под 100 млрд. долл. По каким-то подсчетам, не одна сотня рабочих мест. Я согласен, что конкуренция — это двигатель прогресса, как и частное предпринимательство, как еще говорил известный литературный герой. Но не надо забывать, что послужило причиной наших контрмер. Ведь когда США, ЕС и отдельно присоединившиеся к ним страны вводили запрет на целый ряд финансовых операций с участием России, то в том числе были ограничены возможности наших банков брать деньги в долг (там было в районе 90 дней, сейчас «спустили» до 30). В том числе это касалось  «Россельхозбанка», который кредитовал наших сельскохозяйственных производителей и который во многом эти программы кредитования обеспечивал за счет заимствований за рубежом в тех самых странах, в которых теперь запретили давать нам «долгие» кредиты. Получается повышение той самой конкуренции, потому что производители сельхозпродукции в тех странах, которые ввели санкции, продолжали и продолжают пользоваться кредитованием со стороны своих банков, тем самым делая свою продукцию конкурентоспособной, при чем за счет нечестной конкуренции. Поэтому было решено поставить наших производителей в такое же положение, чтобы они могли с ними конкурировать. Если конкуренция подорвана партнерами, то происходит то, что происходит. Давайте смотреть на результат. Каких продуктов Вам сейчас не хватает?

Вопрос: На протяжении следующих двух лет Польша будет являться непостоянным членом СБ ООН. Какие  изменения, ухудшения для внешнеполитической обстановки России Вы ожидаете в связи с этим, учитывая те внешнеполитические заявления, которые позволяют себе делать некоторые польские деятели?

С.В.Лавров: Я не ожидаю никаких последствий. Как «лилась» русофобия, так и будет продолжать «литься». Польша, как Россия и Украина, принадлежат к восточноевропейской группе в рамках ООН. Там есть восточно- и западноевропейская группы, азиатская, африканская и латиноамериканская. Эти группы существуют с единственной целью -договариваться о том, кто будет избираться в те или иные органы ООН, включая СБ ООН. Россия — постоянный член Совета Безопасности, а для остальных членов отведено одно место непостоянного члена. Очень часто внутри этой восточноевропейской группы бывает больше кандидатов, чем мест. Но в последнее время кандидаты были всегда единые. В прошлый раз на двухлетний период избиралась Украина, которая сейчас является членом. Сейчас без конкуренции одобрена кандидатура Польши. Мы не возражаем ни в том, ни в другом случае. Мы не хотим переносить на функционирование международных организаций ту «ненормальность», которую создали в Киеве и Варшаве в отношении России. Но когда украинцы какое-то время назад «одобрялись» в качестве восточноевропейской группы кандидатов, они заверяли, что не будут злоупотреблять своим членством в СБ ООН для продвижения своей индивидуальной антироссийской повестки дня, причем обещали они не нам, а другим членам СБ ООН. Обманули. Если  поляки также будут продвигать свои русофобские идеи через СБ ООН, отвлекая время и внимание от по-настоящему насущных вопросов, мы к этому относимся философски. Время пройдет и все расставит по своим местам.

Вопрос: Хотела бы спросить о безопасности нашего государства. Вы говорили о стремлении США  контролировать Балканы. Насколько стремление США контролировать не только Балканы, но и другие страны, прилегающие к нашим территориям, значительно для нашего государства и его будущего? Не повлечет ли это за собой еще одну мировую войну?

С.В.Лавров:  Я не вижу возможностей для мировой войны в ее классическом понимании, потому что пропагандистская, информационная война давно идет. Надо с этим что-то делать, мы ведь уже много лет вместе с нашими партнерами из стран БРИКС и ШОС предлагаем разработать в ООН общеприемлемые правила поведения в киберпространстве. Ежегодно вносим соответствующие резолюции о международной информационной безопасности. Уже была создана группа правительственных экспертов, которые подготовили первый доклад, сейчас создана еще одна группа экспертов, мандат которой еще конкретней. Между прочим, в предложениях, которые мы давно вносили в ООН, было и предложение договориться о том, как бороться с хакерством, как не допускать, чтобы хакеры наносили ущерб безопасности государства, его интересам, общественному здоровью и т.д. В то время к этому не было большого внимания со стороны западных стран, они ссылались на свободу слова. На днях я услышал, как Премьер-министр Великобритании Т.Мэй стала говорить о том, что нужно предпринимать в Интернете меры, чтобы не допустить его использования террористами. Но это уже шаг, который заставила сделать жизнь.

Я думаю, что, хотя это будет и непросто, мы все-таки придем к согласованию правил, которые позволят преодолеть монополию на управление Интернетом, сделают это управление более прозрачным, справедливым и безопасным с точки зрения тех, кто хотел незаконно использовать свои способности в военно-политических целях, в продвижении террористических задач и других форм организованной преступности, таких как  порнография, педофилия и т.д.

Что касается заинтересованности США и других стран влиять на наших соседей, укреплять свои позиции в соседних с нами регионах, в принципе укреплять свои позиции особенно в регионах, где пересекаются международные торговые пути, где активно ведется торговля, расположены природные ресурсы, которые могут стать предметом взаимовыгодных проектов, то это не является зазорным или противоестественным. Многие страны, располагающие возможностями развивать отношения с далеко отстающими регионами, этим пользуются, и то абсолютно нормально с точки зрения международного права. Но когда начинают укреплять свое влияние для того, чтобы среди прочего, если не главным образом, работать против России, то это уже незаконно и неправомерно.  Приведу в пример тот же Афганистан. США, когда ввели туда контингенты НАТО после 11 сентября 2001 г. организовали там борьбу с терроризмом, должны были бороться с наркоиндустрией, но ничего не произошло. Там до сих пор не могут разобраться с сообщениями, которые весьма и весьма правдоподобны и которые пытались замять, о том, что американская военная авиация использовалась для контрабанды наркотиков в Европу и оттуда в другие регионы мира. Наркоиндустрия, по оценкам ООН, за период пребывания там стран НАТО возросла больше, чем в 10 раз. Огромная часть этой гадости идет в Россию. Террористическая угроза не уменьшилась. Более того, наряду с талибами, которые все-таки являются продуктом афганского общества и должны стать частью национального примирения, там резко укрепился ИГИЛ, при чем на северных границах Афганистана, вплотную к странам Центральной Азии, с которыми у нас нет границы. Делайте выводы. Не говоря уже о том, что не раз были отмечены случаи, в которых мы практически уверены, когда с территории тех стран, в которых такое влияние осуществляется, к нам на Северный Кавказ забрасываются в том числе и террористы. Мы заинтересованы в том, чтобы учитывать интересы и США, и всех других стран при решении тех проблем, которые возникают в соседних с нами государствах. Афганистан — очень хороший пример. Это страна, многие десятки лет раздираемая противоречиями, в которых очень трудно достичь приемлемого национального согласия. Там племенная система, центральная власть никогда не была сильной. Многое достигалось через понятийные договорённости с губернаторами провинции. Помните, когда СССР был в Афганистане, американцы активно формировали моджахедов, снабжали их оружием, всячески их поддерживали? Результатом стала «аль-Каида». Когда в 2003 г. под абсолютно лживым предлогом было вторжение в Ирак, по его итогам образовался ИГИЛ. Попытки использовать плохих ребят, чтобы в конъюнктурном плане на каком-то этапе сделать плохо своему геополитическому сопернику, а потом, когда эта цель будет достигнута, захотеть опять контролировать этих ребят — это попытки с негодными средствами, потому что 11 сентября 2001 г. удары по небоскребам в США нанесла именно «аль-Каида», созданная моджахедами, которых вскормили американцы в Афганистане.

Мы за то, чтобы учитывать интересы всех стран, в том числе на границе с США. По Афганистану мы не пытаемся ничего никому навязывать, никого исключать. Наоборот, месяц назад мы провели в Москве встречу с участием Индии, Пакистана, Китая, Ирана, всех пяти центральноазиатских стран. Там были все соседи Афганистана. Пригласили туда американцев. Они непонятно почему отказались. Если там у них интересы и помыслы чистые, то сам Бог велел садиться, слушать других и вырабатывать какие-то общие подходы.

Мы с уважением относимся к тому, что у многих стран могут быть интересы в самых разных районах мира. Главное, чтобы это было транспарентно, чтобы эти интересы были легитимными, не вступали в противоречие с международным правом, не наносили ущерба законным интересам Российской Федерации.

                  *       *       *

Вопрос А.А.Алиханова: Вы уже затрагивали тему интеграции, в том числе в рамках Евразийской комиссии, ЕЭК и Еврокомиссии. Я немного столкнулся в работой в ЕЭК, поэтому мне бы хотелось узнать Ваше мнение по поводу пределов интеграции. Не секрет, что в таких объединениях в том числе cами страны и тормозят эти процессы, говоря о том, что дальнейшая интеграция может ущемлять их суверенитет. Хотел бы также спросить о возможностях пилотного региона к ускоренной интеграции. Если мы говорим о том, что мы строим единое пространство, например, с Европейским Союзом, может ли, например, Калининград стать регионом ускоренной или пилотной интеграции с ЕС?

С.В.Лавров: Это очень интересный и стратегической вопрос. Что касается ЕАЭС, то пределы мы пока определить не можем не потому, что это пока что трудно, а потому, что их пока еще не видно. Вы абсолютно справедливо упомянули о том, что это противоречие между интеграцией и суверенитетом на самом деле присутствует и подспудно появляется при согласовании дополнительных шагов по введению единых норм и правил на нашем общем пространстве. Тем более, что все смотрят на другие процессы. В Евросоюзе это противоречие между интеграцией и суверенитетом будет обостряться. Сейчас там идет обсуждение, чтобы ЕС осуществил тот самый принцип, который мы применяли и в СНГ, — принцип разноскоростной и разноуровневой интеграции. Это когда будет ядро стран, которые готовы идти далеко, а остальные будут участвовать в каких-то формах, но необязательно полноценно во всем и сразу.

Мы еще, кстати, в Евразийском экономическом союзе будем регулировать последствия вступления всех наших стран в ВТО. Мы это сделали не так давно. До нас вошла Киргизия, потом Таджикистан (который пока еще не член ЕАЭС), Армения (участница ЕАЭС), Казахстан вступил совсем недавно, Белоруссия завершает переговоры. Это тоже может занять какое-то время. В каждом из этих случаев есть отличие в отношении тех изъятий, которые допускаются. Поэтому еще придется все это инкорпорировать в таможенный кодекс ЕАЭС. Это очень большая, кропотливая, экспертная работа с карандашом, калькулятором и компьютером в руках.

Насчет условий интеграции зарубежных партнеров, то эта идея новая. Мне кажется, будет не просто вычленить какой-то регион – Калининградскую область либо еще какой-нибудь приграничный регион и разработать для него интеграционные схемы с соседним государством. Наверное, не очень будет легко интегрировать региональную экономику либо сопрягать ее с экономикой целого государства. Здесь связи региона с регионом — гораздо более перспективная схема. Так у нас, скажем, сейчас происходит с Китаем:  Дальний Восток и Восточная Сибирь – Северо-восточные районы Китая. Есть целая программа, десятки проектов, которые позволяют сопрягать их хозяйственную деятельность. Кстати, необязательно регионы должны быть приграничные – есть проект «Волга-Янцзы». Они тоже нашли какие-то реально работающие взаимовыгодные проекты. Здесь также есть, наверное, некий прообраз того, о чем мы сейчас говорим. Есть проект приграничного сотрудничества Россия-Литва, Россия-Польша, где участвует Калининградская область и ваши соседи.  Мне кажется, что когда возобновится нормальный диалог с Евросоюзом, все эти вещи можно будет обсуждать.